Что ищут оперативники в бумажных письмах россиян?

Есть во всей этой истории ещё одна странность, связанная с адекватностью восприятия соответствующими государственными органами современной действительности. Кажется, министерство связи вместе с работниками слабо видимого фронта готовятся к какой-то прошедшей войне. Это всё равно что регламентировать деятельность извозчиков в эпоху строительства метрополитена имени Кагановича. Писем что-то нет совсем.


Письма давно утратили свой высокий смысл, их поток истончается, прошли времена, когда дефицитом были сколько-нибудь приличные поздравительные открытки, а царапают пером бумагу всё больше беднейшие слои населения. Электронная эра поменяла всё, включая стиль, а стиль - это человек. Никто более не напишет так, как писал Пушкин А.С. III отделения собственной Его Величества канцелярии Бенкендорфу А.Х.:


Мотивировка: в приказе нет необходимости прописывать норму о просмотре писем только по решению суда, поскольку она и так закреплена в Конституции РФ. В этом есть юридическая логика. Но логика юристов страны, где на письма не ставили штемпели просмотрено военной цензурой, где за послания, в которых выражались сомнения в адекватности действий партии и правительства, не сажали или не изгоняли с работы, где частная жизнь и личные чувства не были предметом рассмотрения задумчивых работников органов, читавших интимные излияния, ослабляя узел галстука.


Письмо в России всегда было больше, чем письмо. Письма поддержки, письма протеста, письма, требующие смертной казни банде кровавых собак, письма, отправлявшиеся гонимым, переписка великих с великими или не очень великими. Это он, это он, ленинградский почтальон, с его повестками в суд и в армию, похоронками и официальными уведомлениями. Письма как история России.


Не поддаются эти, по определению Владимира Даля, сообщения на бумаге столь простому правовому анализу. Мёртвые тянут живых, история страны оставляет даже умирающему эпистолярному жанру совершенно особое место.


Пропавший после Нобелевской премии, как зверь в загоне, Пастернак посвятил письмам целое стихотворение: По кошачьим следам и по лисьим, По кошачьим и лисьим следам Возвращаюсь я с пачкою писем В дом, где волю я радости дам. Тем более если в приказе министерства говорится о том, что контроль почтовых отправлений осуществляется в процессе их обработки в сетях оператора почтовой связи. Где уж тут суду поспеть со своей санкцией!


Как бы ни опирался русский народ в своей истории на письма, какое бы масштабное значение ни имели для него всякие отделы писем и приёма граждан, сколько бы он ни писал в Спортлото и Европейский суд по правам человека, всё это по большей части всё-таки: а) дело прошлое, ибо наступила эра электронных писем, которые и так просматриваются, б) что уж такого можно найти в бумажной переписке дорогих россиян, особенно при нынешней скорости работы обычной почты?


Письмо преступника преступнику о том, как, когда и где он собирается совершить преступление? Или диссидентские чаяния золотушного интеллигента? Эротические страдания юного Вертела, как шутил Михаил Светлов? Подробное изложение государственных тайн? Угрозы из детского рассказа Драгунского-старшего: Кол, а Кол, фкалю тибе укол ? Важнейшие сведения о дислокации войск и мест лишения свободы? Что?


Писать такие приказы сегодня - это всё равно что регламентировать деятельность извозчиков в эпоху строительства метрополитена имени Кагановича. Это как у Утёсова в Песне старого извозчика : Извозчик! Какой я тебе извозчик? Я водитель кобылы! И далее - о противоречии старого и нового: Я ковал тебя отборными подковами, Я пролётку чистым лаком покрывал.


Но метро сверкнул перилами дубовыми, Сразу всех он седоков околдовал. Ну и как же это только получается? Всё-то в жизни перепуталось хитро: Чтоб запрячь тебя, я утром направляюся От Сокольников до Парка на метро. Что, впрочем, не противоречит другому: убеждённости каждого из нас, что, если будет надо, органы без всякой санкции суда нарушат тайну переписки. Приказ есть приказ - он важнее конституции.


Не по праву, а по факту. Или вот введём уже наконец настоящую цензуру, тогда и попишем письма.


Социальные закладки:

Комментарии к этой заметке больше не принимаются.


Все заметки категории «Минсвязи»